Геморроидальное образование на лице
Лечение гепатита с в цирротической стадии
,

 

О.Е.Авдеева, С.Н.Авдеев
НИИ пульмонологии Минздрава РФ, Москва

Идиопатический фиброзирующий альвеолит (ИФА) является одним из наиболее часто встречающихся и, в то же время, плохо изученных заболеваний из группы интерстициальных заболеваний легких (ИЗЛ). ИФА характеризуется воспалением и фиброзом легочного интерстиция и воздухоносных пространств, дезорганизацией структурно-функциональных единиц паренхимы (Scadding, 1964), что приводит к развитию рестриктивных изменений легких, нарушению газообмена, прогрессирующей дыхательной недостаточности и в конечном итоге к гибели больного.

Терминология, классификация и определение заболевания
Следует признать, что термин "фиброзирующий альвеолит", предложенный Scadding, оказался довольно удачным, так как отражает основные ключевые признаки заболевания: воспаление и фиброз воздухоносных пространств. Синонимами ИФА являются "идиопатический легочный фиброз" - термин, чаще всего используемый в англоязычной (idiopathic pulmonary fibrosis) и немецкоязычной (idiopa-thische Lungenfibrose) литературе, и "криптогенный фиброзирующий альвеолит" (cryptogenic fibrosing alveolitis), получивший большее распространение в Великобритании. Понятия "идиопатический" и "криптогенный", несмотря на небольшое смысловое различие, в настоящее время принято считать синонимами, обозначающими скрытую, неясную природу заболевания.
Еще более сложную эволюцию претерпели классификация и определение заболевания. В течение последних 3 лет появилось несколько национальных и международных согласительных документов, посвященных проблемам ИЗЛ (BTS, 1999) и ИФА (International Consensus Statement, 2000; Costabel, King, 2001).
ИФА входит в группу идиопатических интерстициальных пневмоний (ИИП) - клинико-патологических форм ИЗЛ, характеризующихся многими сходными чертами (неизвестная природа болезней, близкие клинические и рентгенологические признаки), однако имеющих достаточное количество различий (в первую очередь морфологических; разные подходы к терапии, различный прогноз), для того чтобы считать каждую из форм ИИП обособленной нозологической единицей (Kitaichi, 1990). Для русскоязычных врачей понятие "интерстициальная пневмония" традиционно связано с воспалительным заболеванием паренхимы легких вирусной или бактериальной природы (атипичные микроорганизмы), что может вносить определенную путаницу при обсуждении проблемы ИИП, поэтому в некоторых согласительных документах подчеркивается, что эквивалентом термина "пневмония" является "пневмонит" - термин, более привычный для употребления в контексте ИЗЛ.
Таблица 1. Классификации идиопатических интерстициальных пневмоний

Liebow, 1969

Katzenstein, 1997

Muller и Colby, 1997

Обычная интерстициальная пневмония (ОИП)

Обычная интерстициальная пневмония

Обычная интерстициальная пневмония

Десквамативная интерстициальная пневмония(ДИП)

Десквамативная интерстициальная пневмония/респираторный бронхиолит, интерстициальное заболевание легких

Десквамативная интерстициальная пневмония

Интерстициальная пневмония, ассоциированная с бронхиолитом (ИПБ)

 

Облитерирующий бронхиолит с орга низующейся пневмонией

 

Острая интерстициальная пневмония

Острая интерстициальная пневмония

 

Неспецифическая интерстициальная пневмония

Неспецифическая интерстициальная пневмония

Лимфоцитарная интерстициальная пневмония (ЛИП)

   

Гигантоклеточная интерстициальная пневмония (ГИП)

   

Таблица 2. Гистологическая и клиническая классификация идиопатических интерстициальных пневмоний (ATS/ERS 2000)

Гистологический паттерн

Клинический диагноз

Обычная интерстициальная пневмония

Идиопатический фиброзирующий альвеолит (синонимы: иди опатический легочный фиброз, криптогенный фиброзирующий альвеолит)

Альвеолярная макрофагальная пневмония

Десквамативная интерстициальная пневмония легких

Респираторный бронхиолит

Респираторный бронхиолит интерстициальное заболевание

Организующаяся пневмония

Криптогенная организующаяся пневмония

Диффузное альвеолярное повреждение

Острая интерстициальная пневмония

Неспецифическая интерстициальная пневмония

Неспецифическая интерстициальная пневмония

Лимфоцитарная интерстициальная пневмония

Лимфоцитарная интерстициальная пневмония

Криптогенная организующаяся пневмония является предпочтительным термином, однако широко используется синоним: идиопатический облитерирующий бронхиолит с организующейся пневмонией.

В табл. 1 приведена морфологическая классификация. Американским торакальным обществом и Европейским респираторным обществом в 2000 г. предложена новая клинико-патологическая классификация, принципом построения которой является соответствие каждой клинической форме ИИП определенного гистологического варианта ИИП. В данной классификации рассматривается 7 форм ИИП (табл. 2).
Критерии для
определения вероятного диагноза ИФА показаны в таблице 3. У взрослого иммунокомпетентного больного наличие всех 4 больших критериев и как минимум 3 из 4 малых критериев повышает вероятность правильного диагноза ИФА.

Морфологическая картина ИФА
Морфологическая картина при ИФА соответствует гистологическому паттерну обычной интерстициальной пневмонии. Ключевыми чертами ОИП являются: плотный фиброз легочной паренхимы, пятнистый негомогенный тип распределения морфологических изменений и вовлечение в патологический процесс периферической части ацинуса. Пятнистость или гетерогенность поражения паренхимы проявляется чередованием неизмененных легочных единиц, очагов интерстициального воспаления, фиброза и кистозных (сотовых) изменений (рис. 1 см. с. 199). Изменения особенно выражены в субплевральной области паренхимы легких, заднебазальных сегментах (Сorryn, 1994).

Рис. 1. Гистологическая картина обычной интерстициальной пневмонии. Интерстициальный фиброз, отложение плотного коллагена (снизу), зоны кистозных изменений (короткая стрелка), фокус фибробластов (стрелка) в центре зоны фиброза и воспаления. (Окраска гематоксилином и эозином, ув. 50).

199_1.jpg

Рис. 2. Типичная рентгенографическая картина ИФА. Двусторонние изменения ретикулярного характера в нижних отделах легких, округлые кистозные просветления (сотовое легкое).

199_2.jpg

Рис. 3. Типичная КТ-картина ИФА. Ретикулярный паттерн, мелкие кистозные просветления преимущественно в субплевральных отделах.

199_3.jpg

Эпидемиология и предрасполагающие факторы
Данные о распространенности и заболеваемости ИФА значительно варьируют, оценка показателей значительно затруднена и по той причине, что в большинство проведенных эпидемиологических исследований были включены больные не только с ИФА, но и с другими ИПП, например НИП, ДИП (Demedts и соавт., 2001). По данным Coutlas и соавт. (США), распространенность заболевания составляет у мужчин 20 случаев на 100 тыс. населения общей популяции и 13 случаев на 100 тыс. населения у женщин, заболеваемость ИФА составила 11 случаев на 100 тыс. человек/год у мужчин и 7 случаев на 100 тыс. человек/год у женщин (Coultas и соавт., 1994). В Великобритании распространенность значительно ниже - 6 случаев/ 100 тыс. населения (Scott et al, 1990). Данные разногласия по распространенности и летальности ИФА очень трудно трактовать, в основе лежат различные подходы в кодировании заболевания в национальных регистрах, различия в экологических условиях, уровне диагностики заболевания и других факторах.
Таблица 3. Критерии диагноза идиопатического фиброзирующего альвеолита (ATS/ERS, 2000)

Большие критерии
1. Исключение других интерстициальных заболеваний легких, вызванных известными причинами, такими как прием лекарств, экспозиция к вредным факторам внешней среды, системные заболевания соединительной ткани
2. Изменения функции внешнего дыхания, включающие рестриктивные изменения и нарушение газообмена
3. Двусторонние ретикулярные изменения в базальных отделах легких с минимальными изменениями по типу "матового стекла", по данным компьютерной томографии высокого разрешения
4. По данным трансбронхиальной биопсии или бронхоальвеолярного лаважа, нет признаков, свидетельствующих об альтернативном диагнозе
Малые критерии
1) Возраст старше 50 лет
2) Незаметное, постепенное появление диспноэ при физической нагрузке
3) Длительность заболевания более 3 мес
4) Инспираторная крепитация в базальных отделах легких

Должны присутствовать все 4 большие критерия и как минимум 3 из 4 малых критериев.

Несмотря на наличие в названии заболевания термина "идиопатический" или "криптогенный", предпринимаются активные попытки поиска причины ИФА. Заболевание рассматривается как процесс, протекающий в несколько этапов: 1)первичное повреждение эпителиальных и/или эндотелиальных клеток легочной паренхимы с развитием воспалительной реакции; 2) восстановление структуры поврежденной ткани с накоплением мезенхимальных клеток и избыточным развитием экстрацеллюлярного матрикса/фиброза.
На роль факторов, способных вызвать первичное повреждение, претендуют несколько агентов - курение, определенные виды пыли, вирусы. В исследовании случай-контроль Baumgartner и соавт. было установлено, что курение сигарет повышает риск развития ИФА в 1,6-2,9 раза (Baumgartner и соавт., 1997). В нескольких эпидемиологических исследованиях была показана связь ИФА с профессиональным контактом с металлической и древесной пылью (Hubbard и соавт., 1996). Не исключена роль и других видов неорганической пыли - асбеста, силикатной пыли.
На роль вирусов, принимающих участие в патогенезе ИФА, претендуют латентные, "медленные" вирусы. Обсуждается роль вирусов гепатита С, аденовирусов, вируса Эпштейна-Барр, цитомегаловирусов, парагриппа 1 и 3, герпес-вирусов 6 (International Consensus Statement, 2000).
Относительно недавно была установлена ассоциация между рефлюкс-эзофагитом и ИФА.
Существует также точка зрения, что имеется генетическая предрасположенность к развитию избыточного фиброзообразования в легких в ответ на неспецифическое повреждение эпителия (P.Lympany, R. du Bois). В пользу данной гипотезы говорит наличие семейных форм заболевания, частое развитие легочного фиброза при некоторых наследственных заболеваниях (болезнь Гоше, болезнь Херманского-Пудлака и др.).

Таблица 4. Индикаторы повышения выживаемости больных с идиопатическим фиброзирующим альвеолитом

1) Молодой возраст (моложе 50 лет)
2) Женский пол
3) Недавнее развитие симптомов (менее 1 года), менее выраженное диспноэ, относительно сохранные функциональные показатели
4) Наличие изменений по типу "матового стекла", по данным компьютерной томографии высокого разрешения
5) Повышение пропорции лимфоцитов (20-25%) в жидкости бронхоальвеолярного лаважа
6) Клиническое улучшение или стабильное течение заболевания через 3-6 мес терапии кортикостероидами
7) История курения на момент диагностики заболевания была ассоциирована с повышением выживаемости больных (данный факт пока нуждается в уточнении)

Таблица 5. Современные рекомендации терапии идиопатического фиброзирующего альвеолита (ATS/ERS, 2000)

Кортикостероиды (преднизолон или другие стероидные препараты в дозе, эквивалентной преднизолону)
0,5 мг/кг "тощей" массы тела в сутки в течение 4 нед
0,25 мг/кг идеальной массы тела в сутки в течение 8 нед
Снижать дозу до 0,125 мг/кг в сутки или 0,25 мг/кг через день
плюс Азатиоприн
2-3 мг/кг "тощей" массы тела в сутки
Максимальная доза 150 мг в сутки
Начальная доза составляет 25-50 мг в сутки, дозу повышают на 25 мг каждые 1-2 нед до достижения максимальной дозы
или Циклофосфамид
2 мг/кг "тощей" массы тела в сутки
Максимальная доза 150 мг в сутки
Начальная доза составляет 25
-50 мг в сутки, дозу повышают на 25 мг каждые 1-2 нед до достижения максимальной дозы

Терапия проводится как минимум в течение 6 мес. Ответ на терапию определяется клиническими симптомами, данными рентгенографии и функциональными показателями.
Обязательно тщательное мониторирование побочных эффектов терапии.

Подходы к диагностике ИФА
Подходы к диагнозу ИФА в последнее время претерпели значительные изменения. Несмотря на то что хирургическая биопсия легких позволяет установить самый точный (определенный) диагноз ИФА и считается "золотым стандартом" диагностики, она не является обязательным и единственно верным диагностическим методом ИФА. Широкое использование хирургической биопсии легких при ИФА сдерживают ее очевидные недостатки: инвазивность, высокая стоимость процедуры, задержка в назначении терапии, невозможность многократного повторения. Многим больным с предполагаемым ИФА хирургическая биопсия не показана из-за тяжести их состояния. Кроме того, хирургическая биопсия сопряжена и с высоким риском для больного. В исследовании Utz и соавт., проанализировавшими исходы больных ИФА после биопсии легких за 10-летний период в клинике Mayo, была выявлена довольно высокая летальность больных через 30 дней после данной процедуры: около 22%! (Utz и соавт., 2001).
По данным исследования Raghu и соавт., только на основании клинических критериев можно поставить диагноз ИФА с очень высокой специфичностью (97%), однако чувствительность клинических критериев не такая высокая (62%). Это предполагает, что до одной
трети больных с подозрением на ИФА и недавним началом заболевания будут нуждаться в проведении биопсии легких (Raghu и соавт., 1999).
Введение КТВР в клиническую практику значительно улучшило диагноз ИФА и других ИЗЛ. В ряде исследований показана высокая диагностическая аккуратность КТВР при ИФА (около 90%). Некоторые эксперты не рекомендуют проведения биопсии легких, если при КТВР-исследовании обнаруживают картину "сотового легкого" или выраженный фиброз (более 25% площади доли легкого), так как гистологическое подтверждение фиброза легких практически не изменит подхода к ведению больных (Flaherty и соавт., 2002).
Проведение хирургической биопсии легких может быть рекомендовано больным с атипичными клиническими и КТВР-признаками ИФА, при взвешенном риске инвазивного характера данной процедуры (Utz и соавт., 2001).

Клиническая картина
Заболевание чаще всего встречается у пациентов в возрасте старше 50 лет. Отмечается преобладание заболевания у мужчин, соотношение полов составляет примерно 1,7:1 в пользу мужчин (Johnston и соавт., 1997). Основными жалобами больных являются одышка и непродуктивный кашель. По мере развития заболевания отмечается нарастание одышки, вплоть до полной инвалидизации больного: из-за одышки больной не способен произнести фразу, предложение, не может ходить, обслуживать себя. Начало болезни, как правило, незаметное, хотя иногда больные описывают дебют ИФА как острое респираторное заболевание, что предполагает роль вирусной инфекции в генезе заболевания (Egan и соавт., 1997).
Так как болезнь прогрессирует довольно медленно, пациенты успевают адаптироваться к своей одышке, постепенно снижая свою активность и переходя к более пассивному образу жизни. Большинство пациентов на момент обследования имеют анамнез заболевания длительностью до 1-3 лет, и практически никогда - менее 3 мес (du Bois и Wells, 2001). Иногда отмечается продуктивный кашель (до 20%), даже продукция гнойной мокроты, особенно у больных с тяжелыми формами ИФА. Лихорадка не характерна для ИФА. Кровохарканье также не характерно для ИФА, и появление данного признака у больного ИФА должно ориентировать врача к поиску опухоли легких, которая у больных ИФА встречается в 4-12 раз чаще по сравнению с лицами общей популяции, даже после учета анамнеза курения (Hubbard и соавт., 2000). Другими симптомами могут быть общая слабость, артралгии, миалгии, изменение ногтевых фаланг в виде "барабанных палочек" (до 70%).
Характерным аускультативным феноменом при ИФА является конечно-инспираторная крепитация, которую сравнивают с "треском целлофана" или замком-молнией (хрипы "Velcro"). По сравнению с крепитацией при других заболеваниях (пневмония, бронхоэктазы, застойные процессы в легких), крепитация при ИФА более нежная (fine crackles): менее громкая и более высокая по частоте, выслушивается на высоте вдоха, т.е. в конечно-инспираторный период (Piirila и соавт., 1995). Наиболее часто хрипы выслушиваются в заднебазальных отделах, хотя при прогрессировании заболевания крепитация может выслушиваться над всей поверхностью легких и в течение всей фазы вдоха. На ранних этапах болезни базальная крепитация может ослабевать или даже полностью исчезать при наклоне больного вперед (du Bois и Wells, 2001). Сухие хрипы могут быть слышны у 5-10% больных и обычно появляются при сопутствующем бронхите. До 50% всех пациентов имеют тахипноэ.
По мере прогрессирования заболевания появляются признаки дыхательной недостаточности и легочного сердца: диффузный серо-пепельный цианоз, усиление II тона над легочной артерией, тахикардия, S3 галоп, набухание шейных вен, периферические отеки. Снижение массы тела больных, вплоть до развития кахексии, является характерным признаком терминальной стадии ИФА.

Лабораторные методы исследования
Лабораторные тесты обычно не имеют большого значения при ИФА. До 90% больных имеют умеренное повышение СОЭ, у большинства обнаруживают циркулирующие иммунные комплексы, у 30-40% пациентов -повышение общего уровня иммуноглобулинов и криоглобулины (Crystal и соавт., 1984). Примерно до 20-30% больных ИФА без сопутствующих системных заболеваний имеют повышенные титры ревматоидного фактора и антинуклеарного фактора (Johnston и соавт., 1997). У больных ИФА может быть повышен сывороточный уровень общей лактатдегидрогеназы (ЛДГ), возможным источником которой являются альвеолярные макрофаги и альвеолоциты II типа. У больных с гипоксемией может быть повышено число эритроцитов и уровень гематокрита. Лейкоцитоз периферической крови говорит в пользу инфекции, хотя может быть также и признаком приема больными кортикостероидов. Значительное
повышение СОЭ у больных ИФА может являться маркером инфекционного или опухолевого заболевания.
В качестве суррогатных маркеров активности заболевания могут быть использованы некоторые продукты секреции альвеолоцитов II типа, которые при ИФА подвержены значительной гиперплазии и гипертрофии и характеризуются повышенной секреторной функцией. В условиях усиления проницаемости альвеолокапиллярной мембраны при активном альвеолите происходит значительное повышение данных продуктов в сыворотке крови. К числу сывороточных маркеров при ИФА относятся протеины сурфактанта А и D (Honda и соавт., 1995) и муцин-антигены KL-6 (Kohno и соавт., 1993), альвеоломуцин 3EG5 (Авдеева и соавт., 1998).

Функциональные легочные тесты
ИФА относится к рестриктивным легочным заболеваниям, поэтому его характерными функциональными особенностями являются снижение легочного комплаенса и статических легочных объемов (общей емкости легких, функциональной остаточной емкости, остаточного объема). Соотношение ОФВ1/ЖЕЛ (коэффициент Тиффно) находится в пределах нормы или даже повышено. Одним из ранних признаков заболевания является снижение DLCO. При ИФА DLCO является функциональным показателем, наиболее тесно связанным с клиническими симптомами (диспноэ) и глобальной протяженностью патологического процесса в легких по данным КТВР (Schwartz и соавт., 1994; Wells и соавт., 1997). Выраженное снижение DLCO (<50%), как правило, ассоциировано с развитием легочной гипертензии и расширением альвеолоартериального градиента АаРО2 при физической нагрузке (King,1991).
Реже при оценке ИФА используют анализ кривой давление-объем, при заболеваниях данной группы она смещена вправо и вниз, что отражает снижение растяжимости легких и уменьшение объема легких. Данный тест имеет очень высокую чувствительность на начальных этапах развития заболевания, в то время когда другие тесты еще не изменены (King, 1991).
На ранних этапах заболевания газовый анализ артериальной крови, выполненный в покое, практически не изменен, хотя при физической нагрузке уже происходит десатурация, что отражается снижением парциального напряжения кислорода артериальной крови РаО2 и расширением АаРО2. По мере прогрессирования заболевания гипоксемия появляется и в покое и сопровождается гипокапнией, отражающей особенности дыхательного паттерна больных - частого поверхностного дыхания (rapid shallow breathing), гиперкапния появляется только на терминальных этапах ИФА. Основным механизмом гипоксемии при ИФА является вентиляционно-перфузионный дисбаланс, в то время как вклад снижения DLC
O в покое составляет лишь 10% и при интенсивной физической нагрузке до 30% (Agusti и соавт., 1991).

Рентгенография грудной клетки
Наиболее частыми рентгенографическими признаками ИФА являются двусторонние изменения ретикулярного или ретикулонодулярного характера, более выраженные в нижних отделах легких (рис. 2). При прогрессировании заболевания ретикулярный паттерн становится более грубым, тяжистым, появляются округлые кистозные просветления (0,5-2 см), отражающие формирование "сотового легкого", могут быть видны линейные тени дисковидных ателектазов. Также на поздних стадиях ИФА рентгенологическая картина может выявлять девиацию трахеи вправо, трахеомегалию (King, 1991). Необходимо обратить внимание, что до 16% пациентов с гистологически доказанным диагнозом ИФА могут иметь неизмененную рентгенологическую картину (Orens и соавт., 1995). Вовлечение плевры, внутригрудная аденопатия, локализованные паренхиматозные уплотнения не характерны для ИФА и могут отражать либо другое интерстициальное заболевание
легких, либо осложнения заболевания, такие как инфекции или опухоли. При сочетании ИФА и эмфиземы больные могут иметь нормальные или даже повышенные легочные объемы, кроме того может выявляться олигемия в области верхних отделов легких.

КТВР
Более ценную информацию можно получить при помощи КТВР (high-resolution computed tomography). Характерными находками при КТВР являются нерегулярные линейные тени, кистозные просветления, фокальные очаги снижения прозрачности легочных полей по типу "матового стекла" (не более 30% от общей площади легких), утолщение и иррегулярность бронхиальных стенок (рис. 3). Кроме того, в областях с наиболее выраженными изменениями часто выявляют признаки дезорганизации легочной паренхимы и тракционные бронхоэктазы. Наибольшие изменения выявляют в базальных и субплевральных отделах легких. КТВР-паттерн и распределение изменений в большинстве случаев являются патогномоничными для ИФА (Padley и соавт., 1991). По данным нескольких исследований, аккуратность диагноза ИФА по данным КТВР в исследовательских центрах составляет до 90% (Tung и соавт., 1993). В недавно проведенном исследовании Raghu и соавт., чувствительность, специфичность и положительная предсказательная ценность КТВР в диагностике ИФА составили 79, 90 и 95% соответственно (Raghu и соавт., 1999).
КТВР позволяет исключить другие ИЗЛ, имеющие сходную клиническую картину: хронический гиперчувствительный пневмонит (центролобулярные узелки, отсутствие "сотовых" изменений, преимущественное поражение верхних и средних отделов
легких), асбестоз (плевральные бляшки, паренхиматозные ленты фиброза), ДИП (протяженные изменения по типу "матового стекла").
КТВР-признаки отражают морфологические признаки фиброзирующего альвеолита: ретикулярный паттерн соответствует фиброзу, а паттерн "матового стекла" клеточной инфильтрации (Wells и соавт., 1993). Поэтому КТВР-картина имеет прогностическое значение, в исследовании Wells и соавт. лучший прогноз имели пациенты с паттерном "матового стекла", худший - с ретикулярным паттерном и промежуточный - со смешанным паттерном (Wells и соавт., 1993). Больные с паттерном "матового стекла" хорошо отвечали на терапию стероидами, улучшение клинического статуса этих больных сопровождалось улучшением КТВР-картины, в то время как ни в одном случае не наблюдалось уменьшение ретикулярного паттерна.
Более того, в настоящее время по предсказательной ценности КТВР выходит на первый план, опережая функциональные легочные тесты, бронхоальвеолярный лаваж и даже биопсию легких, так как позволяет дать оценку поражения практически всей паренхимы легких по сравнению с отдельным биопсийным образцом (Wells и соавт., 1997). При сочетании ИФА с эмфиземой КТВР является единственным методом, позволяющим оценить выраженность эмфиземы, которая преимущественно локализуется в
верхних отделах, и разграничить ее с кистозными изменениями, характеризующими "сотовое легкое" (Wiggins и соавт., 1990).

Бронхоальвеолярный лаваж
Бронхоальвеолярный лаваж (БАЛ) имеет определенное диагностическое значение при ИФА, позволяет оценить течение, прогноз и мониторирование воспаления при терапии заболевания. Характерными находками БАЛ при ИФА являются повышение общего числа клеток, увеличение числа нейтрофилов и эозинофилов (M. Drent и соавт., 1996). Однако данные признаки встречаются и при
других ИЗЛ (асбестоз, лекарственно-обусловленные легочные фиброзы, силикозы), что ограничивает диагностическую ценность БАЛ. Эозинофилия БАЛ, как абсолютное число, так и процент эозинофилов, может быть связана с неблагоприятным прогнозом ИФА (Boomars и соавт., 1995). Пациенты с повышенным числом эозинофинолов в лаваже имеют, как правило, плохой ответ на стероидотерапию (Haslam и соавт., 1980), причем стероидотерапия способна приводить к снижению числа нейтрофилов в БАЛ, но число эозинофилов не меняется. В некоторых случаях пациенты с ИФА могут иметь лимфоцитарный профиль БАЛ. Лимфоцитоз лаважа связан с хорошим ответом на терапию стероидами и относится к положительным прогностическим факторам заболевания (Schwartz и соавт., 1994). Однако не исключено, что ранние наблюдения повышения лимфоцитов БАЛ включали не только больных ИФА, но и больных с другими формами ИИП (например, НИП).

Биопсия легких
Трансбронхиальная биопсия (ТББ) не имеет диагностического значения при ИФА, что связано с малым размером (2-5 мм) получаемого образца и, следовательно, его меньшей информативностью (Raghu, 1995). Учитывая относительную безопасность ТТБ, данная процедура часто выполняется на ранних этапах обследования больных для исключения других ИЗЛ: гранулематозов (саркоидоз, гиперчувствительный пневмонит), криптогенной организующейся пневмонии, опухолей, инфекционных заболеваний, эозинофильной пневмонии, гистиоцитоза, альвеолярного протеиноза.
Открытая биопсия легких является "золотым" диагностическим стандартом при ИФА и позволяет не только установить диагноз, но и предсказать прогноз заболевания и возможный ответ на терапию. Менее инвазивным методом биопсии, получающим все большую популярность в последнее время, является торакоскопическая биопсия легких (ТСБЛ). ТСБЛ позволяет выполнить забор такого же числа образцов, такого же размера образцов, что и при открытой биопсии, получить информацию в 95%, однако при ТСБЛ сокращается продолжительность дренажа плевральной полости, длительность пребывания больных в стационаре и число осложнений процедуры - около 9% (Bensard и соавт., 1993). Хирургическая биопсия легких требуется далеко не всем больным. По данным крупных эпидемиологических исследований, хирургическая биопсия легких проводится только 11-12% больных ИФА (Coultas и соавт.,
1994; Johnston и соавт., 1997).

Прогноз и причины смерти больных ИФА
Традиционно считалось, что выживаемость больных ИФА не превышает 5 лет, однако эти данные основаны на исследованиях, проведенных среди пациентов ИФА, наблюдающихся в крупных специализированных центрах. Исследование Hubbard и соавт., включавшее больных ИФА, наблюдаемых врачами общей практики в общей популяции, показало, что реальная выживаемость больных ИФА еще ниже (Hubbard соавт., 1998). Средняя выживаемость больных ИФА составила всего 2,9 лет. Вероятность летального исхода больных существенно отличалась от ожидаемой для общей популяции (отношение шансов: 100.1; 95% доверительный интервал: 12,5-799,5; р<0,001). Таким образом, в типичной популяции прогноз вновь выявленных больных ИФА оказался даже более неблагоприятным, чем у пациентов с 1-й стадией немелкоклеточного рака легких.
Прогноз несколько лучше у женщин, у более молодых пациентов, при анамнезе заболевания менее 1 года (Schwartz и соавт., 1994). Кроме того, к доказанным прогностическим факторам относятся ответ больных на терапию глюкокортикостероидами (обычно в течение 3 мес), выраженность фиброза по данным биопсии легких и КТВР, что отражено в табл. 4 (Gay и соавт., 1998).
Наиболее частой причиной смерти больных является дыхательная недостаточность как естественное следствие прогрессирования заболевания. В исследовании Panos и соавт. (1990), посвященном анализу 550 случаев ИФА, дыхательная недостаточность в структуре смертности занимала 39%, другими причинами летальности
были: сердечная недостаточность, бронхогенная карцинома, ишемическая болезнь сердца и другие события. В исследовании Johnston и соавт. летальность была непосредственно связана с течением ИФА в 53% всех случаев, имела возможную связь с ИФА в 28% и не была связана с ИФА в 14% случаев (Johnston и соавт., 1997). В этом же исследовании рак легких был обнаружен у 29 (12,6%) умерших больных - на фоне ИФА возможно развитие любой формы рака легкого: наиболее частыми гистологическими вариантами являются плоскоклеточный рак и аденокарцинома, описаны развитие бронхоальвеолярного рака, гигантоклеточного рака (Corrin B., 1994).

Терапия
К сожалению, приходится признать, что современная медицина пока не располагает эффективными методами терапии ИФА. Весь используемый арсенал медикаментозной терапии практически не оказывает влияния на прогноз заболевания.
На основании имеющихся неконтролируемых и ретроспективных исследований очень трудно сделать выводы об эффективности какой-либо терапии при ИФА, тем более что интерпретация результатов исследований также затруднена и ограниченными данными об естественном течении заболевания, включением в работы гетерогенных групп больных, вариабельной длительностью терапии, невалидизированными критериями ответа на терапию и т.д. До
сих пор отсутствуют данные о терапии, способной улучшить выживаемость или качество жизни больных ИФА.

Противовоспалительная терапия
Современная терапия ИФА построена в основном на противовоспалительной терапии (кортикостероиды и цитостатики), т.е. препаратах, способных воздействовать на воспалительные и иммунологические звенья развития заболевания. В основе такого подхода принято положение, что прогрессирующий фиброз, лежащий в основе ИФА, является следствием хронического персистирующего воспаления,
что хроническое воспаление предшествует и неизбежно ведет к фиброзу и агрессивное подавление воспаления может блокировать последующее формирование фиброзных изменений.
Широко используются три режима противовоспалительной терапии: монотерапия глюкокортикостероидами (ГКС), комбинация ГКС с азатиоприном и комбинация ГКС с циклофосфаном. International Consensus Statement (2000) рекомендует отдавать предпочтение двум последним режимам (табл. 5), хотя веских оснований их превосходства над монотерапией ГКС нет
.
Во многих центрах основой медикаментозной терапии ИФА по-прежнему остаются пероральные ГКС. Терапия ГКС приводит к объективному эффекту лишь у 15-20% больных ИФА, однако "ответчики" имеют более благоприятный прогноз по сравнению с "неответчиками", и, к сожалению, очень часто до начала терапии нельзя с уверенностью предсказать ответ на терапию. Лучший ответ на стероиды наблюдается у более молодых больных (< 50 лет), женщин, наличие изменений по типу "матового стекла" по данным КТВР и повышенной пропорции лимфоцитов (>25%) в жидкости БАЛ (BTS, 1999).
Циклофосфамид является цитотоксическим алкилирующим препаратом, его иммуносупрессивное действие опосредуется через уменьшение числа лейкоцитов, особенно лимфоцитов. Азатиоприн относится к пуриновым аналогам, основным механизмом действия является блокада синтеза ДНК. Азатиоприн индуцирует лимфопению, снижает число Т- и В-лимфоцитов, подавляет синтез антител, снижает число натуральных киллеров (Lynch и McCune, 1997). По сравнению с циклофосфамидом азатиоприн имеет менее выраженный иммуносупрессивный эффект, однако обладает противовоспалительным действием: блокада синтеза простагландинов, снижение проникновения нейтрофилов в очаг воспаления. Оптимальной считается цитостатиков, при которой происходит снижение общего числа лейкоцитов до 3-4 тыс/мл, или числа лимфоцитов в 2 раза.
Главным контраргументом в пользу назначения цитостатиков при ИФА является высокий потенциал развития побочных эффектов, особенно при использовании циклофосфамида. Основными побочными эффектами обоих препаратов является панцитопения (при снижении числа лейкоцитов ниже 3 тыс./мл или тромбоцитов ниже 100 тыс./мл доза препаратов должна быть снижена). Кроме лейкопении, на фоне терапии циклофосфамидом могут развиваться такие побочные эффекты, как геморрагический цистит, опухоли мочевого пузыря, стоматит, диарея, повышенная чувствительность организма к инфекциям, к осложнениям терапии азатиоприном - желудочно-кишечные нарушения, гонадо- и тератотоксичность. При назначении цитостатиков мониторинг
больных должен включать общий анализ крови еженедельно в течение первого месяца, затем 1 раз каждые 2-4 нед, при терапии циклофосфаном требуется еженедельный анализ мочи на гематурию (du Bois и Wells, 2001). Невозможность обеспечить такого строгого мониторинга в амбулаторных условиях часто не позволяет назначать больным ИФА препараты данного класса.

Антифиброзная терапия
Разочаровывающие результаты терапии ИФА противовоспалительными агентами привели к развитию альтернативного подхода, сфокусированного на снижении избыточной депозиции матрикса (коллагена) в легких или ускорению распада коллагена. К числу антифиброзных препаратов относятся D-пеницилламин, колхицин, интерферон-
g1b, пирфенидон (Mason и соавт., 1999).
D-пеницилламин является одним из самых первых антифиброзных препаратов, использованных при ИФА. D-пеницилламин блокирует образование поперечных связей коллагена и препятствует дальнейшему фиброзообразованию. Препарат, как правило, более эффективен при лечении фиброзирующих альвеолитов на фоне системных заболеваний соединительной ткани. В настоящее время D-пеницилламин применяют довольно редко, так как препарат обладает серьезными побочными эффектами (в том числе нефротический синдром). В проспективном контролируемом исследовании Selman и соавт. терапия больных ИФА комбинацией D-пеницилламином (600 мг/сут) с преднизолоном по своему клиническому эффекту не имела отличий от монотерапии преднизолоном (Selman и соавт., 1998).
К числу антифиброзных препаратов также относится колхицин. Колхицин способен уменьшать продукцию макрофагами фибронектина, инсулиноподобного фактора роста, снижать конверсию проколлагена в коллаген, ингибировать миграцию и пролиферацию фибробластов (Douglas и соавт., 1997). Препарат назначается в дозе 0,6-1,2 мг/сут, обычно в комбинации с низкими дозами преднизолона (10 мг/сут). В рандомизированном контролируемом исследовании Douglas и соавт. было показано, что терапия колхицином по сравнению с преднизолоном приводила к более медленному ухудшению функциональных показателей у больных ИФА. Однако терапия также колхицином не останавливает прогрессирования заболевания. Побочными эффектами при терапии колхицином могут быть диарея, миопатия, но побочные эффекты при терапии колхицином возникают более редко, чем при терапии стероидами (Douglas и соавт., 1997).
Большие надежды терапии ИФА связаны с интерфероном g. Интерферон g подавляет пролиферацию фибробластов и продукцию матричного протеина соединительной ткани и трансформирующего фактора роста
b - ТФР-b (du Bois, 1999). Результаты первого рандомизированного исследования Ziesche и соавт. превзошли все ожидания: годичная терапия интерфероном g-1b (200 мкг подкожно 3 раза в неделю) в сочетании с преднизолоном (7,5 мг/сут) по сравнению с той же дозой преднизолона привела к достоверному улучшению показателей общей емкости легких и РаО2 в покое и при физической нагрузке (Ziesche и соавт., 1999). Основными побочными эффектами интерферона являются ознобы, лихорадка и мышечные боли.
И наконец, еще одним перспективным антифиброзным препаратом является пирфенидон (pirfenidone). Препарат блокирует митогенные эффекты профибротических цитокинов, снижает синтез экстрацеллюлярного матрикса и ингибирует эффекты ТФР-
b. По данным проспективного открытого исследования фазы II, пирфенидон (в дозе до 3,6 г/сут) приводил к стабилизации функциональных показателей больных ИФА (Raghu и соавт., 1999). Эти данные нуждаются в подтверждении в более крупных рандомизированных исследованиях.

Антиоксидантная терапия
Другим подходом к терапии ИФА является применение антиоксидантной терапии, так как имбаланс в системе оксиданты/антиоксиданты играет важную роль в процессах повреждения и воспаления легких (MacNee и Rahman, 1995). В ряде исследований показан дефицит основного естественного экстрацеллюлярного антиоксиданта глутатиона на уровне альвеол. N-ацетилцистеин является предшественником глутатиона. В неконтролируемом исследовании Behr и соавт. терапия N-ацетилцистеином per os в дозе 1,8 г/сут в течение 12 нед у больных, уже получающих иммуносупрессивную терапию, приводила к достоверному улучшению функциональных легочных показателей и повышению уровня глутатиона в жидкости БАЛ (Behr и соавт., 1998). Для подтверждения роли N-ацетилцистеина в терапии ИФА в настоящее время в 7 Европейских странах проводится рандомизированное контролируемое исследование IFIGENIA.

Трансплантация легких
Трансплантация легких является на сегодняшний день самым наиболее радикальным способом терапии ИФА. Выживаемость больных в течение 3 лет после трансплантации по поводу ИФА составляет около 60%. Ограничивающим фактором для трансплантации часто является пожилой возраст больных ИФА и быстрое прогрессирование заболевания. В нашей стране осуществляется подготовительная работа к развертыванию центров трансплантации легких.

Терапия осложнений
Кроме медикаментозной терапии, как и при других заболеваниях легких, при развитии гипоксемии используется терапия кислородом. Показания к длительной оксигенотерапии обычно не отличаются от принятых при хроническом обструктивном заболевании легких: РаО2 менее 55 мм рт. ст. в покое или РаО2 55-60 мм рт. ст. в покое при наличии признаков легочного сердца или полицитемии. Кислородотерапия способна уменьшить диспноэ, повысить интенсивность и длительность физических нагрузок у больных ИФА (Harris
-Eze и соавт., 1994). При развитии легочной гипертензии кроме О2 возможно использование вазодилататоров (антагонисты кальция и др). Развитие инфекций трахеобронхиального дерева требует использования антибактериальных и противогрибковых препаратов. Всем больным ИФА рекомендована регулярная вакцинация противогриппозными и антипневмококковыми вакцинами (Freudenberger и Raghu, 2000).

Источник: http://radiomed.ru/publications/ogk-fibroziruyushc...